Articles in Category: Об ответственности

Об ответственности

КЛИК НА РЕКЛАМУ - ЧАШЕЧКА КОФЕ АВТОРУ


«Рожать от этого козла не собираюсь!..»

«Рожать от этого козла не собираюсь!..»

— Дочь пару дней назад заявилась к нам с чемоданом! — рассказывает шестидесятилетняя Марина Павловна. — Вся в слезах, трясется, говорит, можно я у вас поживу? Ну мы ее, конечно, с ходу ни о чем расспрашивать не стали. Чаем напоили и спать уложили. А утром встала и, смотрю, собирается. Я ей — ты куда, мол? А она — пойду подавать на развод, но сначала зайду за направлением на аборт, в клинику. Рожать, говорит, от этого козла я не буду!..

Старшая сестра помогает матери и требует, чтобы вторая сестра тоже участвовала

Старшая сестра помогает матери и требует, чтобы вторая сестра тоже участвовала

— ...Только об одном переживаю: как бы с работы не сократили, это вообще будет тогда финиш! — жалуется тридцатипятилетняя Виктория. — На мне ребенок, ипотека, а последние три года, как мама на пенсию вышла, еще и помощь ей. Квартплату ее плачу полностью, лекарства покупаю, бесплатные ей не помогают совсем. Дачу оплачиваю, там тоже прилично набегает - взнос в СНТ, электричество, семена, инвентарь, транспорт. Плюс постоянно какие-то непредвиденные расходы возникают. То техника сломается, то зуб заболит, то еще что-то... 

Бросила ребенка на соседку и уехала к маме: «Мне нужно отдохнуть»

Бросила ребенка на соседку и уехала к маме: «Мне нужно отдохнуть»

– Позавчера это все случилось, вечером! – рассказывает тридцатилетняя Галина. – Брат говорит, пришел с работы, ну, поздно, как всегда, в десять вечера где-то. Обычно ребенок у них уже спит в это время. А тут свет горит в квартире везде, и соседка-пенсионерка по комнате ходит, их сына на руках носит. У него, конечно, глаза по ложке – здрасте, говорит, а вы какими судьбами у нас, Нина Михайловна, и где Майя?..

«Как можно отстать от сестры, если родители просили за ней присмотреть? Я за нее отвечаю!»

«Как можно отстать от сестры, если родители просили за ней присмотреть? Я за нее отвечаю!»

– Муж говорит, не лезь к сестре, это ее жизнь, своего ума не вложишь, она взрослый человек, ей двадцать три года! – рассказывает тридцатипятилетняя Надежда. – Отстань, мол, от нее, занимайся своими делами… Ну как вот можно отстать? Я несу за нее ответственность, родителям обещала за ней присмотреть! Они звонят мне и спрашивают, как там Люба. А мне что отвечать? Говорю, что все хорошо, а на душе кошки скребут, потому что нифига там не хорошо! А что с этим делать, я не знаю…

Хочешь, чтобы муж нашел работу? Увольняйся в никуда!

Хочешь, чтобы муж нашел работу? Увольняйся в никуда!

– Ой, я на неделе никак не могу, теть Маш! – говорила в телефон симпатичная молодая женщина лет тридцати пяти, сидя в маршрутке. – До шести на работе, потом на подработке до восьми. Ага, нашла, а что делать – детей кормить надо. Да, каждый день, кроме воскресенья… Теть Маш, да знаю, что нельзя запускать, но вырваться не могу. Вот Сережка найдет работу, тогда обязательно… Ну откуда я знаю, когда он найдет. Он ищет, но все никак…

С сыном ведет себя как мать, а с дочерью как мачеха

С сыном ведет себя как мать, а с дочерью как мачеха

– ...Нельзя так! Она тоже ребенок, хоть и большой! ну что ты от нее хочешь? Подумаешь, в туалет пошла не вовремя! ей что, до утра терпеть? Или воду за собой не спускать?

– Но ведь должна же понимать! Здоровая кобыла! четырнадцать лет – уже не ребенок!  Брат только уснул!..

«Зачем тебе делать ЭКО, бери ребенка сестры!»

«Зачем тебе делать ЭКО, бери ребенка сестры!»

– …Это у нас уже четвертая попытка ЭКО была, я была уверена, что в этот раз должно получиться! – рассказывает тридцатитрехлетняя Мария. – И правда, тест показал вторую полоску на шестой день после переноса… Счастью не было предела! А потом я простыла… или вирус подхватила где-то, не знаю. Ну что, две недели в больнице, сначала пытались сохранить, а потом стало ясно, что сохранять нечего. На сроке в девять недель все закончилось. Мир рухнул просто! Выжила и пришла в себя только благодаря мужу, его поддержке. Решили – приходим в себя, набираемся сил и планируем дальше!

Дочь не хочет попросить своего молодого человека помочь матери: «Это неудобно, он тебе не обязан»

Дочь не хочет попросить своего молодого человека помочь матери: «Это неудобно, он тебе не обязан»

– …Представляешь, на ровном месте упала и сломала ногу! – грустно рассказывает пятидесятитрехлетняя Таисия Юрьевна. – Среди лета, бывает же так! Сижу теперь в гипсе. Благо, на работе навстречу пошли, разрешили работать из дома. Только вот в среду теперь к врачу надо попасть, не знаю даже, как это провернуть. Дочери говорю – может, твой Денис отвезет меня на машине в поликлинику? А она – мама, это неудобно! Вызови, говорит, такси!

«Главное – будет ребенок, а от кого – какая разница!»

«Главное – будет ребенок, а от кого – какая разница!»

— ... Я ей советую — молчи! — рассказывает шестидесятилетняя Римма Валерьевна. — Говорю, ты посмотри, Генка-то твой как рад! Вы ребенка хотели семь лет, лечились. И вот ты беременна — это же счастье! У вас будет малыш. Всё, остальное неважно!.. А эту историю с Антоном просто выбрось из головы. Не было ничего, и точка. Никто никогда не узнает... Не тот отец, кто зачал, а тот, кто воспитал!

Взрослый сын завел собаку и не ухаживал. Мать собаку отдала, а сыну сказала, что выгнала на улицу: «Пусть его совесть мучает»

Взрослый сын завел собаку и не ухаживал. Мать собаку отдала, а сыну сказала, что выгнала на улицу: «Пусть его совесть мучает»

– …Притащил этого пса полгода назад, наверно, я категорически против была! – рассказывает про сына пятидесятипятилетняя Инна Сергеевна. – Уговаривал меня, клялся и божился, что ухаживать будет сам. Я согласилась с условием, что палец о палец не ударю для собаки! Вот если, говорю, не накормишь, значит, пес останется голодным, не выведешь – будет куча в твоей комнате до твоего прихода. После третьей кучи по твоей вине я выгоню собаку на улицу, и точка! Мне здесь это все не нужно…

Матери плохо, написала дочери, а та даже не перезвонила

Матери плохо, написала дочери, а та даже не перезвонила

– …Так плохо, как в эту субботу, мне давно уже не было! – рассказывает шестидесятилетняя Анастасия Михайловна. – В глазах потемнело, в ушах застучало… Давление меряю, а сама цифры на приборе не вижу!.. Позвонила в скорую, дверь открыла, легла. Ну, они приехали, что-то там укололи, вроде потихоньку стало отпускать. Я взяла телефон, написала дочери, что плохо сильно, не знаю, доживу ли до утра вообще. Смотрю – сообщение доставлено, прочитано и … ноль реакции! Ни звонка, ни ответа, ничего вообще. Нет, я не ждала, конечно, что она кинется на помощь. Но хотя бы позвонить матери в такой ситуации можно было? Спросить, что вообще случилось, жива ли я? Или я слишком многого хочу?

«До восемнадцати лет я сына растила, теперь твоя очередь. Бери его к себе или переезжай к нему в съемную квартиру, одному ему жить не вариант!» – говорит бывшая жена

«До восемнадцати лет я сына растила, теперь твоя очередь. Бери его к себе или переезжай к нему в съемную квартиру, одному ему жить не вариант!» – говорит бывшая жена

...Переживает Римма не зря – один Игорь жить в большом городе точно не сможет. Бутерброд он себе, конечно, приготовит, и стиральную машину даже включит, может быть. Но проблема не в этом. Учиться, ходить каждый день в институт, заниматься и сдавать курсовые сам Игорь вряд ли будет. Начнет откладывать, забивать, пропускать занятия. Конечно, на платном отделении на такие вещи смотрят не так строго, как на бюджете, но даже и на платном надо хоть немного шевелиться. И за этим нужно следить...

«Кошка тебе дороже матери!» – обижается мама

«Кошка тебе дороже матери!» – обижается мама

– …Я ничего не понимаю, у мамы старческое уже, что ли? – вздыхает тридцатидвухлетняя Дарья. – Вроде рано, пятьдесят восемь ей, но как еще такое объяснить? Обиделась на меня, неделю уже не разговаривает. Звоню – сбрасывает! Насилу дозвонилась. Говорю, мама, объясни, что происходит? Она, такая – ничего, мне просто некогда. Ага, некогда ей, как же, она на пенсии, ничем не занята, и некогда ответить на звонок? Я говорю, нет, мама, ответ неправильный, давай колись, почему не хочешь разговаривать. А что с тобой разговаривать, отвечает? У тебя мать в нищете, а ты на кошку такие деньги тратишь! Кошка тебе дороже матери!

Старший брат от помощи родителям на даче «откупился», теперь младшему приходится там работать

Старший брат от помощи родителям на даче «откупился», теперь младшему приходится там работать

– Старший брат сказал, что на дачу ездить не будет, ему это неинтересно, помогать там не сможет. И не ездит принципиально, вообще туда ни ногой. Но вот чтобы родители не ложились там костьми, дает им деньги в сезон, тысяч по пятнадцать в месяц, с мая по сентябрь. Вроде как чтобы нанимали кого-нибудь на тяжелые работы… Конечно же, никого свекры не нанимают! Они, знаешь, из тех людей, которые в булочную на такси не ездят. Поэтому копать, пахать, таскать приходится Денису...

Брат – человек долга: детей, говорит, выращу и разведусь. А дети еще дошкольники

Брат – человек долга: детей, говорит, выращу и разведусь. А дети еще дошкольники

– ...Да разговорились тут с братом... В общем, плохо ему! Светка, жена–то его, после родов вся в детях. Обрюзгла, обабилась, потолстела килограмм на тридцать, в голове одни кашки и развивашки. Ей не надо ничего, ее все устраивает. И дети уже не младенцы, а ничего не меняется. Серега уверен, что и не изменится. Что он только не делал... Уже и руки опустил. Сказал мне – детей выращу и разведусь. Это вопрос решеный. Вот сыну младшему исполнится восемнадцать – и уйду. Квартиру, говорит, Светлане и детям оставлю, а сам еще успею пожить...

Яндекс.Метрика

Top.Mail.Ru